Пермский Университет. Главный корпус университета на Заимке

01.10.2008

Летом 1916 г. в связи с усложнившейся военной, а также непрерывно усложняющейся политической обстановкой встал вопрос о мерах по ограничению приема студентов в высшие учебные заведения Петрограда, Юрьева, Москвы и Киева. Кроме того, давно назрела необходимость открытия нового университета в восточной части страны, местом для которого была избрана Пермь – как географический и административный центр обширного района, имеющий разветвленную сеть средних и начальных учебных заведений. 1 (14) октября 1916 г. состоялось торжественное открытие Пермского отделения Петроградского университета в Николаевском храме Пермской Мариинской женской в составе первых курсов всех факультетов Петроградского университета: историко-филологического, за исключением факультета восточных языков, юридического и физико-математического (в составе отделений естественного, математического, химического и дополнительно медицинского отделения).

При открытии Пермского отделения Петроградского университета присутствовали: товарищ министра народного просвещения В.Т. Шевяков, почетный гражданин г. Перми Н.В. Мешков, ректор Петроградского университета Э.Д. Гримм, и.о. ректора Пермского отделения К.Д. Покровский, доктор астрономии, профессор Юрьевского университета, а также представители губернского управления, городского и земского самоуправления. Торжественную речь на молебне произнес Андроник Епископ Пермский и Кунгурский.

Из Петроградского, Юрьевского, Московского и Казанского университетов были откомандированы в Пермь «для чтения лекций и ведения практических занятий в Отделение императорского Петроградского университета» профессора.

Исполняющим обязанности ректора Университета по Пермскому отделению Императорского Петроградского университета был назначен статский советник, К. Д. Покровский, ординарный профессор императорского Юрьевского университета.

В 1916-1917 гг. студентами зачислялись лица, окончившие средние учебные заведения Архангельской, Вологодской и Вятской губерний, Оренбургского учебного округа; кроме того, на историко-филологический и физико-математический факультеты принимались лица, окончившие средние учебные заведения Сибири.

По сообщению «Пермской Земской недели», по проекту строительства Пермского университета на постройку зданий, предназначенных для размещения университета (по типу зданий университета Шанявского в Москве) предполагалось ассигновать до 3 млн руб. из местных средств и отвести земельный участок до 50 дес. земли в Новой Слободке.

Однако в связи с войной проект строительства нового здания для университета был оставлен до лучших времен. 7 февраля 1917 г. профессор К.Д. Покровский представил Министру Народного Просвещения «доклад о состоянии Пермского отделения Петроградского Императорского университета»: «Для размещения университетских аудиторий и институтов Земством и Городом были предложены:

1) только что построенный дом Губернской земской управы,

2) большой, также совершенно новый, дом просветительных учреждений имени Е. И. Мешковой со всеми дополнительными к нему постройками и

3) корпус Анатомического института на дворе Психиатрической больницы.

Но так как в августе 1917 г. дом Губернского земства и Главный корпус дома им. Е.И. Мешковой не могли быть освобождены от занимающих их солдат, то вместо этих двух больших домов временно были предоставлены другие, меньшие помещения.

В 1916 г. Пермское отделение Петроградского Императорского университета было размещено в следующих зданиях и помещениях:

1) аудитории Юридического и Историко-филологического факультетов, семинарии и деканские этих факультетов, Музей Изящных искусств, канцелярия и приемная И. о. Ректора в нанимаемом на средства города в доме Камчатова на Черном рынке.

2) кабинеты: Ботанический, Зоологический и Гистологический в начальном Кирилло-Мефодиевском училище на углу Кунгурской и Большой Ямской улиц.

3) химическая лаборатория во флигеле дома просветительных учреждений имени Е. И. Мешковой на Заимке. Помещение лаборатории очень удобное и богато оборудовано водопроводными кранами, т.к.первоначальнооно предполагалось под бани.

4) во втором флигеле дома просветительных учреждений имени Е. И. Мешковой, тоже трехэтажном, в первом и отчасти втором этаже разместились Минералогический и Геологический кабинеты, а также временно с января Физический кабинет. Часть второго этажа занята квартирами профессоров, в третьем этаже общежитие студентов.

5) анатомический институт – в здании на дворе Психиатрической больницы. Часть здания деревянная старая, но специально переделанная, часть каменная, заново сложенная, в ней устроена аудитория и погреб для хранения трупов с лифтом, при помощи которого трупы могут быть поднимаемы в секционный зал.

6) университетская библиотека в квартире, в каменном доме на Пермской улице.

7) астрономический кабинет в одной из комнат Земской Сельскохозяйственной лаборатории на территории губернской земской усадьбы, на Малой Ямской улице.

Эти помещения, в общем, оказались достаточными для деятельности Отделения Университета в первый год его существования, но как будет функционировать университет, этот вопрос оставался неопределенным т.к. Дом Губернской Земской управы и главный корпус Ночлежного дома на Заимке оставались занятыми войсками.

11 апреля 1917 г. Комиссия по реформе высших учебных заведений при Министерстве Народного просвещения Временного правительства заслушала доклад по делу об учреждении университета в г. Перми. На рассмотрение комиссии был представлен Проект закона об учреждении взамен Пермского отделения Петроградского университета самостоятельного Пермского университета. Комиссия всецело высказалась «за необходимость открытия самостоятельного университета в Перми, являющегося первым звеном в ряде тех мероприятий, которые надлежит провести в жизнь для предоставления возможности получить высшее образование тем лицам, которые имеют на него право по своему образовательному цензу: из общего числа 30000 человек оканчивающих среднюю школу, до 8000 человек должны оставаться за стенами высших учебных заведений, ввиду невозможности приема большого числа лиц. Не подлежит сомнению, что в ближайшем будущем, когда, по всем вероятиям, будет допущен прием в высшую школу женщин наравне с мужчинами и когда будет расширен круг лиц, имеющих право по своему образованию на поступление в университет, число кандидатов в высшие учебные заведения сильно возрастет. К этому надо добавить еще число лиц еврейского исповедания, количество поступления коих в высшую школу до сих пор искусственно задерживалось процентной нормой. Наконец, по окончанию войны, в высшие учебные заведения сразу хлынут тысячи студентов, призванных на военную службу.

Поэтому скорейшее открытие самостоятельного университета в Перми было признано «существенно необходимым». Комиссия определила стоимость работ по постройке зданий университета (исходя из стоимости всех работ 120 руб. за куб. саж., считая, в том числе 15% на устройство центрального отопления и вентиляции и 4% на технический надзор) в дополнение к местным средствам на строительство университета (9 млн руб.) из средств казны в первые три года 3 млн руб., с тем, чтобы размер кредитов потребных на строительство и оборудование зданий университета применительно к строительной программе, начиная с 1921 г., определялся в сметном порядке».

Комиссия увеличила полезную площадь:
Химического института с 750 кв. саж.до 1.130 кв. саж.
Геологического и минералогического института – с 400 до 450
Ботанического с 350 до 400
Зоологического с 400 до 633
Географического и антропологического со 100 до 200
Анатомического с 800 до 1380
Комиссия уменьшила полезную площадь:
Административного корпуса с 915 кв. саж до 733 кв. саж
Физического института с 650 до 610 кв. саж.

Комиссия высказала пожелание, чтобы научно-вспомогательные учреждения Пермского университета были поставлены на должную высоту как по отношению к наукам естественным, так равно и по отношению к наукам гуманитарным и математическим. В то же время продолжалась работа по разработке законопроекта о Пермском университете. Проект был подготовлен министерством народного просвещения и утвержден постановлением Временного правительства 5 мая 1917 г.

Комиссия по реформе высших учебных заведений при Министерстве народного постановила: «Учредить в г. Перми с 1 июля 1917 г. университет в составе 4 факультетов: историко-филологического, физико-математического, юридического и медицинского.

Октябрьский переворот 1917 г. положил начало экономическим и социально-политическим преобразованиям в стране, была начата коренная перестройка высшей школы. Наркомпрос, в ведении которого находился Пермский университет, и местные советские органы власти уделяли большое внимание Пермскому университету: местный совет народного хозяйства принял решение по достройке и ремонту переходящих университету зданий и об открытии при физико-математическом факультете университета фармацевтического отделения и сельскохозяйственного факультета с лесным отделением.

Первоначально взаимоотношения новой власти и Университета складывались непросто. В марте 1918 г. органы городского и земского самоуправления в Перми были распущены. Положение Пермского университета оставалось неопределенным. Об этом свидетельствует, в частности, письмо в Наркомпрос, подписанное группой профессоров Пермского университета: «В доме Сорокина живут беженцы, буквально умирающие с голоду: денег нет, хлеба им не дают, работать не имеют права, ибо не зарегистрированы на бирже труда… Необходима помощь…».

23 (10) марта 1918 г. в помещении исполнительного комитета Губернского Совета Рабочих, Солдатских и Крестьянских депутатов в 2 часа дня было намечено совещание по вопросу «об установлении взаимных отношений Пермского университета и Советских учреждений в связи с ликвидацией органов городского и земского самоуправлений».

При этом представителями Университета была намечена «Программа совещания», в которой вкратце были изложены основные противоречия, возникшие между университетом и местными органами Советской власти: «До сих пор Университет во всех необходимых случаях вступал в сношения с Губернским Исполнительным комитетом и находил решения, одинаково удовлетворяющие обе стороны. Так, например, при сообщении Исполнительному комитету о состоявшейся передаче бывших владений Мешкова на Заимке в ведение Университета, Исполнительный комитет признал этот факт и все последствия из него вытекающие. Точно также, благодаря соглашению с Исполнительным комитетом, был улажен вопрос об отношениях к Рабочему комитету на Заимке»

«Однако за последнее время все учащаются случаи попыток вмешательства в дела автономного Университета со стороны лиц, являющихся представителями то Городского Совета, то Комиссара речного флота, то Делового Комитета б. Т-ва Мешкова и Каменских: большей частью эти попытки имели целью занятие той или иной части университетских помещений. Не входя пока в обсуждение вопроса о помещениях, мы только указываем, что все эти случаи проистекали от невыяснености способа сношений Советских властей с автономным Пермским Государственным Университетом».

«Университет с одной стороны находится в контакте с Комиссариатом Народного просвещения – как центральным органом, надзирающим за деятельностью автономных высших учебных заведений. Центральный орган – Комиссариат Народного просвещения – вполне считается с автономией университета, что видно из целого ряда бумаг, полученных Университетом за последнее время. Между тем со стороны местных учреждений иногда не видно достаточного признания этой автономии».

«Поэтому университет считал бы необходимым, чтобы было выяснено, с какими именно местными установлениями ему придется иметь сношения, и чтобы было установлено, что эти сношения должны вестись между Президиумом данного установления и Ректором, как выбранным представителем автономного университета».

«Мы бы считали весьма желательным, чтобы Губернский Исполнительный комитет опубликовал в местных Известиях выработанный способ сношений. Со своей стороны университет доведет о нем до сведения Комиссариата Народного просвещения».

«Необходимо выяснить к кому переходят обязательства: Мешкова, города и земства по отношению к Университету. По нашему мнению они переходят:

1) к Государству в лице Комиссариата Народного просвещения и 2) к органу местной власти, заменившим городское и земское самоуправление».

«2. Необходимо расширение Университета к будущему учебному году:

А) 1,2 и 3 курсы филологического факультета (вм. д. Камчатова); Музей и учебно-вспомогательные учреждения; 1, 2 и 3 курсы Юридического кабинета и его Кабинет; библиотека (Юрьевская, 2000 ящиков, 200.000 томов) – необходим Земской дом; сюда же студенческие организации – научные кружки, центральный орган.

Б) Сельско-Хозяйственный факультет – винный склад (земля и лес).

В) Медицинский факультет – клиника (больница Красного креста, Александровская больница).

Г) Медицинский факультет (частично), лаборатории Физико-Математического факультета – Алафузовский корпус.

Д) поговорить о Канцелярии и о доме Мешкова.

3. Достройка Алафузовского корпуса и вообще работа строительная и по оборудованию. Университет возбудил ходатайство перед Комиссариатом Народного просвещения о субсидии, хотя земство, город и Мешков брали это на себя. Так как Комиссариат и теперь считает правильным, чтобы местные установления эту работу выполнили, то мы предлагаем Местному Совету со своей стороны поддержать наше представление, возбудив соответствующее ходатайство. Ввиду срочности, а также принимая во внимание наступающую безработицу и опасность потери короткого летнего строительного сезона, просим … пока заимообразно, дать необходимые средства. При этом Университет считал бы весьма полезным участие в работе представителя Совета Народного хозяйства, как лица, которое могло бы следить за тем, чтобы народные деньги тратились, возможно, производительно, без излишнего удорожания работ».

22 (9) марта 1918 г. состоялось первое совещание представителей Пермского университета с представителями местных советских учреждений по вопросам, касающимся положения университета. При обсуждении вопроса «о размещении университетских учреждений», представители советских учреждений заявили, что «местная власть, считая университет весьма необходимым для Края, намерена всячески содействовать его развитию, и поскольку чрезвычайные внешние обстоятельства этому не воспрепятствуют, готова предоставить университету все нужные ему помещения».

Представители университета заявили, что для продолжения деятельности университета и осуществления намеченного расширения (открытие Сельскохозяйственного факультета), университету «необходимо было бы нынешней осенью располагать, кроме перешедших в его распоряжение домов Мешкова на Заимке, следующими зданиями: домов бывшего Губернского земства на углу Сибирской и Большой Ямской, зданием Винного склада, больницей Красного креста и Александровской больницей».

Однако, несмотря на соглашение с местными советскими учреждениями, в частности, соглашение с Городским Исполнительным комитетом относительно норм уплотнения квартир, занимаемых профессорами и преподавателями университета, несмотря также и на особое постановление Народного Комиссара по просвещению А.В. Луначарского от 6 сентября, установившего во всероссийском масштабе право всех преподавателей высшей школы на особую комнату, кроме спальни, для научных работ – отдел Недвижимости, не считаясь ни со своим постановлением, ни с указанным распоряжением Луначарского, выдавал «мандаты на реквизицию и уплотнение квартир».

По этому поводу университет «неоднократно обращался письменно и устно как в Городской исполнительный комитет, так и в штаб 3-й армии в квартирной комиссии, у которого были сосредоточены дела по реквизиции и уплотнению жилых помещений».

В подтверждение указанного ректором университета были приведены многочисленные факты: «В последний раз, когда в течение двух недель, были выселены из своих квартир профессор Фридман, а затем на занятую им по указанию Отдела Недвижимости новую квартиру был выдан мандат другим лицам; когда в квартиру проф. Богаевского был вселен гарнизонный суд с оставлением в распоряжении проф. Богаевского и других живущих в его квартире лиц в количестве 8 человек, всего 2-х комнат; когда у советника Правления Н.О. Палечека, проживающего в доме Римско-Католического костела была реквизирована ½ квартиры, и произошел ряд других случаев требований уплотнения и переселений – Правление университета вынуждено было обратиться с Докладной запиской в Военный совет 3-й армии Восточного фронта».

Распоряжением Начальника штаба 3-й армии Восточного фронта 5 ноября 1918 г. на докладной записке Пермского университета была наложена резолюция, подписанная командующим 3-й армии Берзиным: «Областной Совет просим срочно в корне разобрать этот вопрос. Прошу о результате уведомить. Берзин». Военный Совет на списке служащих университета наложил резолюцию: «временно никого из нижепоименованных лиц из квартир не выселять. Городскому исполкому срочно предлагается составить Специальную комиссию с участием представителя Областного совета, представителя профессуры, представителя Губернского отдела народного просвещения и представителя от штаба армии для окончательного осмотра всех указанных квартир – их решение окончательное».

При этом правление университета признавало, что в условиях прифронтовой полосы и остроты квартирного кризиса в Перми органы, ведающие распределением жилых помещений, могут быть поставлены в необходимость временно отступить от тех норм, которые они сами признали нормальными и которые подтверждены в отношении учебного персонала университета постановлением Народного комиссара Луначарского».

13 сентября 1918 г. заседание Совета ПГУ заслушало доклад ректора университета профессора Н.В Култашева о прекращении работы Строительно-Хозяйственной Комиссии: «21 августа 1918 г. после устного распоряжения Председателя Губ СНХ. Строительно-Хозяйственная Комиссия по устройству Пермского университета, заслушав постановление Военно-Революционного Комитета о прекращении строительных работ и извещение Председателя Губ СНХ о расчете служащих в Строительной Конторе, с 1 сентября 1918 г. постановила: Не входя в обсуждение Юридической стороны дела, а считаясь лишь с фактической невозможностью продолжения работы при создавшемся положении, Строительное Бюро закрыть и состоящую при нем Строительную контору ликвидировать; 2. Поручить особым комиссиям … удостоверить: а) по строительной части – об исполненных строительных работ, б) по хозяйственной части о количестве материалов, бывших в распоряжении Бюро, и о количестве оставшегося материала во время приостановки работ; 3. Финансовую часть Бюро и всю текущую переписку передать Правлению университета». Согласно справке, данной членом бюро СХК профессором А.А Фридманом, строительные работы были распределены по 6-ти основным объектам: переустройство завода Сорокина для нужд Механического Института; окончание постройки и приспособление Алафузовского к-са; приспособление построек Ночлежного дома; устройство газового завода; приспособление дома быв. Губернского земства и зданий Психиатрической и Александровской больниц и т.п.

Совет Пермского университета заявил, что приостановка работ приносит народному достоянию серьезный ущерб как материальный, оставляя здания в незаконченном виде, вследствие чего университетским зданиям грозит опасность к зиме не быть закрытыми от холода, и, следовательно, испытать возможность разрушения, и расход казенных денег на непроизводительные расходы Не усматривая в постановлении Военно-Революционного Комитета непосредственной связи между существующим в Перми положением, и прекращением строительных работ именно в университете, было решено сообщить о прекращении работ в университете в ВСНХ и Наркомпрос.

13 сентября 1918 г. в заседании Совета Пермского университета было заслушано постановление Правления Пермского Университета о возможности продолжении строительных работ. В частности, на Заимке Правление Университета предполагало закончить все работы по приспособлению помещений в Главном доме, бане и амбаре.

Однако к осени 1918 г. на восточном фронтесложилась критическая ситуация для Красной армии. Белые вплотную подошли к Перми. 10 декабря 1918 г. университетские помещения в бывшем Земском доме были заняты чрезвычайным батальоном Губ ЧК.

В период нахождения в Перми войск Сибирского Временного правительства и возобновления деятельности учреждений городского и земского самоуправления Правление университета предпринимало попытки возобновления строительных работ.

Летом 1918 г. Красная армия в результате контрнаступления вытеснила белых за пределы Пермской губернии. В конце июня 1919 г. личный состав Пермского университета был эвакуирован с отступающими войсками белой армии. Университет оказался в тяжелом положении: часть профессуры эвакуировалась в Томск, наиболее ценное оборудование было вывезено. 3 июля 1919 г. профессор А.С. Безикович представил отчет о состоянии университета: «В настоящее время перед университетом стоит задача охраны университетского имущества, уходе за некоторыми учреждениями при Университете (обладающими животными и растениями) и совершении ремонта, без которого пользование зданиями университета для каких бы то ни было целей в ближайшем году невозможно. Вопрос о прочих делах университета может быть решен только после доклада Народному комиссару по просвещению».

28 января 1921 г. Ректор Уральского государственного университета Пинкевич (Екатеринбург) запросил у директора Пермского университета Поленова сведения о существовании в Перми университета: «На заседании Совтрударма, где, Я присутствовал по делам Урал университета одним из присутствовавших было выражено мнение, что Пермский Университет уже не существует и что его помещения могут быть переданы другим учреждениям. Ко мне была обращена просьба: «навести справку». Пинкевич просил: «Нисколько не сомневаясь в существовании университета, я тем не менее в интересах дела просил бы Вас сообщить для доклада в Совтрударм о положении университета и о помещениях им занятых, о степени их использования и о нуждах университета в этом отношении». 19 февраля 1921 г. был дан ответ, что Пермский Университет функционирует в составе 5 факультетов: общественных наук, физико-математического, технического, сельско-хозяйственного и лесного, и медицинского, при 163 профессорах и преподавателях, 1902 студентах, которые распределены следующим образом, на Факультете Общественных наук – 311, Физико-Математическом факультете – 172, Медицинском факультете – 831, Техническом факультете – 230, Сельскохозяйственном и Лесном факультете – 358. Что касается помещений Университета, то все они использованы, и в настоящее время ощущается крайняя нужда в других помещениях».

При этом известно, что часть помещений в зданиях Университета в 1920-е г. была занята под жилые помещения сотрудников Университета. В частности, в Главном корпусе на Заимке (2-й корпус, где ныне располагаются Физмат, Истфак, Биофак) в помещении мансарды жили семьи сотрудников и располагались, библиотека-читальня, лаборатории.

21 января 1927 г. в 9 час. 49 мин. вечера в главном здании Университета на Заимке произошел пожар. Пожар возник на чердаке здания над потолком 5-го этажа, занятого квартирами научных работников, а также библиотекой-читальней и оранжереей ботанической лаборатории. Огонь был замечен первоначально в центральной части чердака между башней (центральной лестничной клеткой) и северным крылом здания. Причины возникновения пожара, ввиду значительных разрушений выявить не удалось. Пожаром были уничтожены и повреждены внутренние каменные стены и переборки в пределах 5-го этажа; система отопления и вентиляции на чердаке; разрушены и расширительные баки центрального водяного отопления, которые упали на потолок 4-го этажа; огнем совершенно уничтожена оранжерея ботанической лаборатории со всеми находившимися в ней растениями. Пострадало также имущество научных работников, живших в 5-м этаже в числе 19-ти семей. В результате тушения пожара подмочены 4-й и 3-й, а также частично 2-1 и 1-й этажи, благодаря обильному поступлению воды по бороздам труб отопления и вентиляционным каналам. Подмочена и частично разрушена штукатурка потолков и стен, а также заделка стенных борозд труб отопления. Повреждены частично ступени и штукатурка лестниц. Электропроводка 5-го этажа уничтожена, а в остальных этажах частично повреждена. Общая сумма, необходимая для восстановления нормальной конструкции здания и создания условий нормальной работы и жизни университета, ориентировочно определена в размере 250-300 тыс. руб., не считая ущерба, причиненного учебно-вспомогательным учреждениям, вследствие затопления здания водой и замораживания системы отопления.

24 января 1927 г. в заседании Президиума Пермского Окрисполкома /протокол № 213/ слушали о пожаре в Пермском университете. Окрисполком: 1. признал, что убытки от пожара Университета по предварительным подсчетам определяются в 200-250 тыс. руб.; 2. отметил энергичную работу на пожаре студентов, пожарных, воинских частей и милиции; 3. призвал все общественные и хозяйственные организации к содействию по восстановлению Университета; 4. для принятия первоочередных мер по восстановлению университета создал при Окрисполкоме комиссию содействия в составе: Перевалов /председатель/, Вейерсберг /окружной инженер/, Вавуленко, представители Правления университета Покровский и Тиунов /Исполбюро студентов/ и представителя профсоюзов.

26 января 1927 года состоялось совещание комиссии Пермского Окрисполкома по содействию восстановления работы ПГУ после пожара 22 января 1927 г. Комиссия обсуждала необходимость и целесообразность восстановления сгоревшего 5-го этажа здания. Постановили: «Восстановление сгоревшего этажа в первоначальном виде и конструкции его, т.е. с деревянными заполненными опилками стенами, представляющими большую опасность в пожарном отношении при помещениях, не отвечающих требованиям санитарии и пожарной безопасности совершенно не целесообразно и не допустимо. Учитывая с другой стороны:

1. Крайне острую нужду ПГУ в помещении для целого ряда учебно-вспомогательных учреждений; действительную и достаточную прочность основных каменных стен здания и железо-бетонных перекрытий;

2. Устройство дорогостоящей крыши с оборудованием чердака сетью вентиляционных и отопительных устройств всего здания выдвигает целесообразность одновременного восстановления утраченного целого этажа

3. Технически возможно и совершенно необходимо возведение пятого каменного с несгораемыми перекрытиями этажа взамен сгоревшего.

4. Самая крыша должна быть восстановлена в прежнем виде, для сохранения общего стиля всей группы университет зданий на данном участке гор. Перми.

5. Чердачное помещение может и должно быть использовано исключительно под сеть вентиляционных каналов с вытяжными шахтами и труб центрального водяного отопления, с утепленными расширительными баками.

6. Восстановление сгоревшей башни целесообразно совместить с использованием ее по возможности для астрономической площадки.

7. Здание необходимо обеспечить рядом противопожарных мероприятий: ограждающими перилами и трапами на крыше, устройством трех наружных пожар лестниц, установкой внутреннего пожарного водопровода, с постановкой трех пожарных кранов в каждом этаже здания по числу лестничных клеток и с прокладкой особой линии от существующей ближайшей водопроводной магистрали.

8. Уцелевшие от непосредственного действия огня, но поврежденные водой при тушении пожара остальные этажи здания нуждаются в ремонте, штукатурке стен и потолков, ремонте стенных боровов, труб центрального отопления, вентиляционных каналов и электропроводки, а также побелке всего здания.

9. Для возможно быстрого использования всего здания, для учебной работы и предохранения его от возможного дальнейшего разрушения от атмосферных влияний … считать категорически необходимым и неотложным отпуск достаточных средств на необходимый ремонт, заготовку материалов и принятие мер по охране здания, находящегося в данное время без кровли.

10. Уничтоженную пожаром оранжерею ботанической лаборатории необходимо и целесообразно восстанавливать в отдельном специальном здании, которое надлежит построить на участке университетского ботанического сада вблизи главного здания.

Совещание признало, что остальныедва смежные здания имеют аналогичные мансарды, которые также как и сгоревшая, крайне опасны в пожарном отношении, и, безусловно, нуждаются в принятии хотя бы основных противопожарных мер.

Размер ассигнований на восстановление здания Пермского университета принят на:

а) уборку горелых частей с потолка 4-го этажа, разборка оставшихся обледенелых штукатуренных стен и переборок, разборка частей центрального отопления, водопровода и канализации. разборка и уборка горелого материала вокруг здания с отвозкой мусора на отвалы – 5.000 руб.

б) надстройку 5-го каменного этажа с оборудованием, центрального отопления, водопроводом, канализацией, электроосвещением, общей кубатурой 120000 куб. м. – 240.000 руб.

в) устройство крыши, по типу сгоревшей, площадью 3620 кв. м., с покрытием ее оцинкованным железом, с устройством сборных вытяжных вентиляционных каналов и шахт (числом 9) с установкой расширителей и отеплением их, с присоединением к существующей в сохранившихся этажах сети отопления, с устройством башни над центральной частью здания, с установкой перил ходов на крыше. – 85000 руб.

г) ремонт поврежденных водой при тушении пожара штукатурки стен и потолков стенных боровов трубопроводов ремонт электропроводки и прочее – 10000 руб.

Установка противопожарных приспособлений: трех наружных лестниц, проведение наружного и внутреннего водопровода длиной до 250 м, с установкой 15 пожарных кранов внутри здания – 5000 руб. всего 345000 руб. указанная сумма составляет около 20% от обшей стоимости всего пострадавшего от пожара главного корпуса, оцениваемого ориентировочно в 1800000 руб. при объеме около 600000 куб. м. и т.д.

25 февраля 1927 г. состоялось внеочередное заседание Президиума Окрисполкома по вопросу о производстве ремонта и строительства сгоревшего здания Университета. Выступивший Представитель НКФ инженер Дегтярев сообщил: «Обследование мое охватило не только внутреннее состояние университета, но и ряд его учреждений. Оборудование Пермского университета по сравнению с другими университетами производит далеко не выгодное впечатление /кроме клиник, которые по своему оборудованию, постановке дела и чистоте могут конкурировать с некоторыми клиниками столиц/. Относительно согревшей части помещения … из всего сгоревшего этажа в 95% пострадала жилая площадь здания и лишь в 5% - учебная площадь. В центре, конечно, есть определенное настроение помочь университету, но в какой мере и на что. Если на жилую площадь, которой лишился Университет, то финансирование пойдет за счет Цекомбанка. Я бы поставил вопрос шире, что помещение университетом использовалось не правильно, т.к. жилая площадь для персонала – одно, а для учебных целей – другое…».

Совещание решило:

1. Сообщение комиссии Окрисполкома по оказанию помощи университету, пострадавшему от пожара и Правления университета принять к сведению.

2. а) принять к сведению заявления представителя НКФ инженера Дегтярева о восстановлении крыши здания упрощенного типа, проведении внутреннего ремонта, устройство вентиляции и частичное восстановление утраченной полезной площади путем проведения восстановительных работ в быв.здании Алафузовского к-са. Поручить Комиссии Окрсиполкома по содействию университету и Правлению университета настаивать перед Правительством о необходимости постройки 5-го этажа или восстановлении Алафузовского к-са, чтобы иметь по количеству полезной площади, которая утрачена во время пожара; б) настаивать об отпуске средств на восстановление здания с сохранением старой архитектуры существовавшей до пожара, чтобы не портить общего стиля группы зданий; в) настаивать на отпуске средств на оборудование вентиляции; г) настаивать на отпуске средств на жилищное строительство работников университета, пострадавших от пожара в сумме 300.000 руб.

3. Считать, что средства, собранные Правление ПГУ и комиссией Окрисполкома от общественных организаций, должны расходоваться исключительно на восстановление учебно-воспитательных учреждений и оказания помощи работникам, пострадавшим от пожара.

4. Поручить комиссии в случае отпуска средств на восстановление утраченной полезной площади для университета ходатайствовать об отпуске средств перед Цекомбанк на жилищное строительство с покрытием полученной ссуды за счет местного бюджета.

Весной 1927 г. Особое техническое совещание Комиссии Окрисполкома по содействию восстановления Университета решило восстановить крышу в прежнем (норвежском) стиле и, возможно, также с прежними внутренними желобами (в карнизе). Важнейшим мотивом к тому было сохранение стиля, пострадавшего от пожара главного корпуса в группе других зданий на Заимской усадьбе университета, имеющих такие же кровли, как это видно из фотографии. Состоявшееся в Свердловске совещание Уралпроектбюро по докладу о восстановлении крыши здания ПГУ, сгоревшей в январе 1927 г., высказалось за полную реставрацию крыши в том виде, каком она была до пожара, как более соответствующей общему характеру здания и всей Заимки.

Согласно постановлению Правления ПГУ, крыша должна была быть восстановлена в прежнем ее виде с устройством вместо погибшей при пожаре новой башни для астрономических надобностей кабинета астрономии Пермского университета.

23 июля 1927 г. были осмотрены работы по восстановлению крыши на Главном корпусе университета, выполняемые Окрстройконторой. При осмотре выяснилось: на работе находилось всего три кровельщика, что при уклоне крыши в 60 градусов и общей поверхности до 4000 кв.м совершенно не обеспечивало работу выполнением; восстановление стропил производилось без утвержденного проекта; поставленные и обрешеченные стропила на крыше здания не горизонтальны по коню, в середине имеется провес; сделанная обрешетка под железную кровлю не имеет горизонтальной плоскости и т.д. Дефекты явились следствием небрежного выполнения работ, в связи с чем предложено принять меры к устранению дефектов. В начале августа 1927 г. на просьбу Правления ПГУ об ускорении окончания постройки крыши над главным зданием, Окрстройконтора ответила обвинением в адрес Правления в задержке работ.

В свою очередь Правление ПГУ представило данные «о крайне слабом обеспечении работ техническим наблюдением». По мнению Правления ПГУ «недостаточный технический надзор со стороны Стройконторы» явился серьезной причиной медленности строительных работ по возведению крыши и источником дефектов в работе. По мнению Правления ПГУ, задержка архитектором Бенда и инженером Воеводиным проекта сложно вращающейся астрономической башни не могла служить «препятствием к возведению стропил по соседству с башней, т.к. место постановки башни ясно обозначено рядом болтов на бетонном перекрытии средней части здания. Правление настаивало о скорейшем покрытии, возведенных стропил, кровлей, и обеспечении опасной работы достаточным количеством опытных кровельщиков.

18 августа 1927 г. Техническая комиссия по восстановлению здания Пермского университета на Заимке по вопросу «Конструкция башни главного корпуса университета и возможность использования ее под астрономическую обсерваторию» решила «приспособление башни Главного корпуса для установки астрономических труб считать не целесообразным Предполагаемую для возведения башню использовать как одну из вентиляционных вытяжек и для помещения впоследствии часов».

В середине ноября 1927 г. проект башни над зданием главного корпуса был представлен на утверждение, и 14 декабря 1927 г. был дан ответ, что «проект устройства башни над главным корпусом Университета на Заимке … рассмотрен как конструктивный чертеж. В качестве замечания указано: «не указано в проекте, … чем вызвано вновь устройство башни, когда в свое время испрашивалось разрешение не делать таковой».

В январе 1928 г. приемочная комиссия произвела осмотр работ по восстановлению крыши над Главным корпусом на Заимке. Комиссия пришла к выводу о возможности плотничные и каменные работы – принять. В отношении кровельных работ окончательная приемка отложена до весны ввиду невозможности проверки сделанных исправлений.

Таким образом, в конце 1920-х гг. ввиду недостаточной технической оснащенности и слабого технического руководства строительных организаций, а также позднего представления проекта произвести восстановление башни над главным корпусом ПГУ не удалось. Через два года мы будем отмечать 100-летний юбилей Пермского Университета, и я думаю, что, вопрос о восстановлении исторического облика здания 2-го учебного корпуса университета, бывшего долгое время родным для многих ныне здравствующих выпускников ПГУ, занимающих сегодня командные высоты в политике, в бизнесе, в науке и культуре, является делом чести и их долга по отношению к Alma Mater.

О.Д. Гайсин

Последние публикации: